САМОЕ СВЕЖЕЕ НА САЙТЕ
ОБСУЖДАЕМЫЕ ТЕМЫ
Новые Lada 2017-2018 года

voenniy-dzip-germanii

К концу 30-х гг. вермахт был полностью механизирован и «раздувался» от разнообразия техники, а у СССР в области создания машин повышенной проходимости — почти одни эксперименты, у американцев — старые модели, малопригодные для грядущих больших военных испытаний.

Советская Армия в годы ВОВ выбрала модели Willys и ГАЗ-67 в качестве полноприводных легковушек — ничего другого предложено не было. Что успели, то успели. И Наркомат обороны СССР, и военное ведомство Америки спохватились приблизительно одновременно, когда немецкие войска стали планомерно «проглатывать» одну за другой страны Европы.

Клич американского правительства к своим автопроизводителям о необходимости создания мобильного транспортного средства был подхвачен в 1939–1940 г.г. тремя компаниями: около года на конкурсной основе American Bantam, Willys Overland и Ford разрабатывали военную легковую машину. Простой, дешевый, широкого профиля, без излишеств — вот какой автомобиль ждала армия. Ждала и торопила.

К стандартам более всего подгонялся Willys. Под индексом «МВ» он серийно начал выпускаться с июня 1941 года. Основными его параметрами стали: колесная база — 203 см, длина — 337 см, вес – 1020 кг, максимальная скорость — 104 км/ч, дорожный просвет — 22 см, шины – 6.00×16 с крупными грунтозацепами. Компания особенно гордилась тщательно разработанным двигателем: 4-цилиндровый, рядный, с рабочим объемом 2200 см3, мощность — 60 л.с. при частоте вращения коленчатого вала 3600 об/мин.

Willys МВ

Автомобиль Willys МВ также имел мощную, хотя и достаточно легкую, раму и зависимую подвеску на продольных полуэллиптических рессорах с гидравлическими амортизаторами, гидравлические тормоза барабанного типа, однодисковое сухое сцепление, 3-ступенчатую КПП с напольными рычагами переключения скоростей, 2-ступенчатый демультипликатор, привод на все 4 колеса. У него был брезентовый верх, скатывающийся и крепившийся под откидывающимся лобовым стеклом. Проемы в боковинах закрывались тоже брезентом.

По схожей схеме создавался советский вездеход. Первая разница — в начальных сроках. Когда в январе 1941 года отечественные конструкторы приступили к работе, первые американские «джипы» Bantam уже прибыли в СССР. Право на запуск в производство советского вездехода получила разработка ГАЗа под цифрой «64». В армию машины поступили к концу 1941 года. Модернизированный вариант ГАЗ-67 с 1942-ого, а в завершенном виде — ГАЗ-67Б с 1944-ого, пошли на фронт с такими характеристиками: двигатель 4Р, рабочий объем 3280 см3, мощность 50 л.с. при 2800 об/мин; база – 2100 мм, колея -1460 мм, дорожный просвет – 235 мм, снаряженная масса – 1375 кг, скорость – 90 км/ч. Сверху и с боков – складной брезентовый тент.

gaz-64

Сравнивать внешний облик ГАЗа-67 и Willys MB все равно, что тяжелые кирзовые сапоги советских воинов с удобными ботинками союзников, а потому и простонародная лексика для машин соответствующая: «козлы» и «козлики». У наших и низкая культура изготовления, и сборка из устаревших агрегатов. Правда, топлива и масла, хоть какого качества, «газик» пожирал немерено. Тормоза капризничали, заводился плохо: но он тянул, прыгал, «бодался», выбирался самостоятельно из непролазных и неприступных для других легковушек дебрей войны и при этом не падал набок. Извините, но по этому показателю наш «козел» их «козлику» уж никак не товарищ. «Козлик» был «иностранцем» видным, холеным, весьма разборчивым, деликатным, требовал к себе определенного внимания. Он мог многое, но его модный тогда двигатель требовал бензина с октановым числом 68 или авиационного КБ-70 и «своего» специального жидкого высокого качества масла, а ему могли предложить то, что и «газику» — низкокачественный крекинг-бензин и густое масло сомнительного «вкуса», отчего срок службы американского двигателя резко сокращался.

Низкокачественное масло также укорачивало жизнь миниатюрной коробке передач. Не отличались долговечностью легкие открытые карданные валы. Из-за малого дорожного просвета под картером заднего моста «джип» по фронтовой пахоте садился на грунт. Ломались полуоси, рессоры и легкая рама. Не выдерживали резких движений рычаги рулевых тяг. И наконец, пресловутая неустойчивость: даже на средней скорости, он опрокидывался. Американец имел неприемлемую для фронтовых маршрутов узкую колею – 1230 мм против газовской 1460 мм, благодаря которой «шестьдесят седьмой» легко шел по «протоптанному» грузовиками следу.

gaz-67

Единственной опасной силой, способной безвозвратно остановить «виллисы» и «газики» являлось прямое попадание снарядов, пули в бензобак, а также мины. Американцы создавали своего «бойца» из расчета 3-месячного его проживания на фронте, а «67-е» газики, тянувшие 45-мм и 76-мм пушки жили в среднем 5 боев. Получается, наши герои — это машины-однодневки, этим объясняется их внешний аскетизм.

Строго говоря, проводить сравнение этих уникальных автомобилей Второй мировой, дело не совсем верное. Да только и по прошествии стольких лет со дня победы они будоражат умы не только ветеранов, но и молодежи, и все ищут ответ на вопрос: какой был лучше? Ответ прост: каждый отвечал своим конструктивным предназначением. Война их подружила, даже породнила (называли же фронтовики «газики» — Иван-Виллис) и приспособила ко всем своим потребностям.

Оставить комментарий

Рекомендуем почитать…